«Мы перейдем от «умной квартиры» непосредственно к «умному дому»»

Гость программы — заместитель вице-президента группы RBI Михаил Гущин

Читайте также
«Люди стали осознавать, что дом — это не просто место, куда приходят спать»

Стандарты жилья серьезно изменятся после окончания пандемии. Как заявили в Международной академии архитектуры, коронавирус показал, насколько плотная застройка может быть опасной для людей. Тенденции на рынке недвижимости обсудили обозреватель Business FM Санкт-Петербург Айгуль Абдуллина и заместитель вице-президента группы RBI Михаил Гущин.

Айгуль Абдуллина: Какие продукты будут востребованы на рынке недвижимости, когда эпидемия закончится и начнется переосмысление пережитого опыта?

Михаил Гущин: Знаете, где-то полгода назад мы в RBI проводили такую футуристическую сессию. Мы собирали экспертов рынка и обсуждали, какие тренды в потребительском поведении повлияют на людей. У нас было достаточно много таких пунктов – это и развитие электрического транспорта, развитие доставки, ресторанной сферы, мы предполагали, что люди будут все меньше есть дома, они будут больше общаться. Но мы видим, как быстро все меняется, и сейчас те же самые эксперты, причем самого высокого уровня, говорят, что, наоборот, сейчас люди будут больше времени проводить дома, будут меньше ездить в поездках, и дом станет центром какой-то части вселенной. На мой взгляд, какие продукты могут быть востребованы? Если мы говорим о продуктах, окружающих дом, то, безусловно, это история с «умным домом». Она сейчас активно развивается, для стран Запада сейчас это уже огромная индустрия с оборотами в миллиарды долларов, у нас в России это пока еще не очень большие обороты, но я уверен, что эта история будет расти, и мы перейдем от «умной квартиры» непосредственно к «умному дому», во всяком случае в наших проектах мы об этом уже думали. Во-вторых, явно вырастет индустрия, которая предоставит возможность удаленной работы прямо в проекте, прямо в доме. Потому что кабинет себе могут позволить не все, и я думаю, что эта тенденция сохранится, при этом тебе все равно нужно место, где ты можешь удаленно работать. Явно, что удаленная работа сейчас будет переживать всплеск, в ней есть минусы, но есть и огромное количество плюсов. Ты экономишь 2-3 часа в день на дорогу, ты можешь спокойно планировать свой день, и, на самом деле, вот эти 2-3 часа, если их сложить в течение всей жизни, это просто огромнейший бонус, которым очень приятно пользоваться.

Айгуль Абдуллина: То есть рабочий кабинет может стать такой же обязательной частью квартиры, как спальня, например?

Михаил Гущин: Возможно, да. Главное, чтобы хватило денег на то, чтобы кабинет стал обязательной частью. На мой взгляд, скорее будет работать история не личного кабинета, а история коворкинга, куда ты можешь прямо спуститься в тапочках из дома, поработать с компьютером, через wi-fi, с ноутбуком, выпить чашку кофе и потом вернуться обратно к себе в квартиру. 2-3 часа ты поработал, какие-то встречи, еще что-то – это понятная инфраструктура, которую вполне можно создавать. Я уверен, что ждет бум проектов, ориентированных на новое поколение людей, у нас это традиционно называется апартамент-комплекс. Это, скорее, дома с достаточно небольшой площадью квартир, при этом это «умные дома» с высокоскоростным wi-fi, с общественными зонами, эти дома будут все больше и больше концентрироваться к центру города, для того, чтобы в случае необходимости куда-то поехать, их доступность была очень хорошей. И уверен, что будет, например, обратная история, когда часть таких проектов появится в хороших местах загородного отдыха, таких как Сестрорецк, таких как Курортный район, где ты можешь находиться на природе и при этом работать удаленно. Это точно будет востребовано. Наверное, это основные сегменты, которые, на мой взгляд, ждет развитие с точки зрения продукта жилой недвижимости.

Айгуль Абдуллина: А какие еще глобальные трансформации могут произойти в требованиях к планировке? Рекреационные зоны, скажем, станут новым центром притяжения, или к балконам и лоджиям повысится интерес?

Михаил Гущин: На мой взгляд, с точки зрения планировок квартир, мы уже прошли достаточно большой путь. Мы – я имею в виду и рынок, и RBI в частности. Сейчас уже наличие кухни и гостиной, спален, двух санузлов в двухкомнатной квартире, например – для нас это уже стандарт. Я уверен, что рынок постепенно перейдет к этому формату, потому что важность этой зоны кузни-гостиной, зоны отдыха, где могут встречаться члены семьи, где они могут проводить время – она сейчас стала еще выше. С точки зрения лоджий – у нас их, как правило, используют просто как свалку мусора, хотя, по идее, это и может быть тем самым лаунжем или кабинетом, которого не хватает большинству квартир или большинству людей, в наших условиях. Поэтому, возможно, просто отношение людей к этому изменится, они станут использовать по назначению лоджию как место отдыха, а не как место складирования каких-либо вещей.

Айгуль Абдуллина: Оптимистичный прогноз. А что будет со спросом на жилье в обозримом будущем, как вы считаете?

Михаил Гущин: Мы сейчас для себя строим несколько сценариев. Мы видим, что этот кризис не похож на предыдущий, мы провели работу, наложили тренды и посмотрели, насколько он похож на кризис 2008 года, на кризис 2014 года, и видим, что этот кризис пока отличается. Он отличается достаточно высокой степенью волатильности, на которой сложно строить прогнозы. Мы видим пока два прогноза. Первое – мы видим, что в течение года-полутора будет происходить падение, потом рынок восстановится. При этом мы видим, что уже сейчас упал объем вывода нового жилья, и уверены, что часть девелоперов не будет в текущих рыночных ситуациях очереди новых проектов выводить в продажу. С высокой степенью вероятности это приведет либо к фиксации цен в силу падения предложения, либо приведет к росту цен, достаточно незначительному в связи с отсутствием нового предложения. Второй сценарий – он более негативный, мы говорим о том, что в течение года достаточно сильно упадут объемы вывода жилья и, соответственно, цены вырастут. Но в любом случае на перспективе 2-3-4 года мы верим, что наш рынок восстановится и будет чувствовать себя хорошо. Это связано как с тем, что Санкт-Петербург является одним из наиболее важных центров России наравне с Москвой, так и с тем, что, собственно, объем жилья в нем держится на одном и том же уровне и пока мы не видим предпосылок для снижения цен в будущем.

Айгуль Абдуллина: Михаил, если говорить о коворкингах, то это очень крутая и классная идея. Но ведь она здорово напоминает дома-коммуны. Мы, то есть, сейчас делаем такую историческую петлю?

Михаил Гущин: Ну, мне кажется, это абсолютно нормально. Более того, например, у Airbnb есть проект, который должен описывать дома будущего, и во многом он действительно описывает идеи 30-40-х годов, дома-коммуны. Но при этом они в какой-то степени опередили свое время, потому что технологически не было ничего готово для этой истории. Сейчас мы видим, что возможность доставки, возможность использования гаджетов, интернет вещей, умные дома – они позволяют в этих домах-коммунах существовать очень комфортно. И действительно, в какой-то части мы делаем круг и возвращаемся к этой истории.

Айгуль Абдуллина: Кстати, в связи с невероятным спросом на доставку сейчас многие говорят о том, что необходимо пересматривать требования к инфраструктуре в плане ее безопасности. Это действительно станет более важным?

Михаил Гущин: На мой взгляд, да. В наших проектах мы всегда уделяли особое внимание безопасности. То есть у нас есть специальная концепция, которую мы разрабатываем с организацией, которая работает в сфере как раз безопасности, специальная концепция видеонаблюдения, и мы строим схему всех потоков для того, чтобы исключить максимально попадание любых посторонних людей на территорию двора. У нас двор – это всегда приватное пространство, которым владеют жители этого дома. И текущая ситуация только усилит эту историю. Я был как в Европе, так был, например, в азиатских странах, в той же Южной Корее. И, на мой взгляд, если Европа – это, скорее, более толерантна, они более открыты миру, там редко можно встретить закрытые совсем истории, то Южная Корея – это, наверное, тот путь, который нам близок, когда двор является закрытой зоной, туда не пускают никого, кроме жильцов, и эта тенденция, я думаю, у нас – и ценность безопасности – будет только усиливаться.

Айгуль Абдуллина: Такая безопасность во главе угла – она не повлияет на добрососедские отношения? То есть зоны для совместного отдыха во дворах – они никуда не денутся?

Михаил Гущин: На мой взгляд, нет, это же, в любом случае, соседские отношения. И когда ты общаешься с соседями, ты находишься внутри своего дома. Вопрос в том, чтобы человек чувствовал себя комфортно и безопасно. И тут проще всего сказать: если вы боитесь отпустить ребенка во двор, значит что-то не так сделано, если вы не боитесь отпустить ребенка во двор, вы уверены, что он находится в безопасности – это идеал той системы безопасности, которую каждый из нас хочет иметь. С точки зрения общения, каких-то совместных праздников – на мой взгляд, люди, выйдя из текущей ситуации, наоборот, как мне кажется, будут больше склонны к общению, к ощущению ценности человеческой жизни, каким-то простым человеческим радостям, обнимашкам и чему-то такому. Ну, посмотрим, может быть, это просто мои некие ожидания.

Айгуль Абдуллина: Нет, пока мы все, кажется, по этому очень скучаем. Насколько вам кажется убедительной версия, что как только пандемия закончится – а она закончится – начнется отток людей из городов, то есть все захотят на свежий воздух, перейдут на удаленку, необходимость ездить в центр ежедневно отпадет? Что будет с рынком загородной недвижимости?

Михаил Гущин: На мой взгляд, мы уже видим интерес людей к рынку загородной недвижимости. Пока с точки зрения аренды, но я уверен, что и с точки зрения приобретения недвижимости за городом этот рынок станет расти. Мы видим по примеру наших объектов в Сестрорецке и во Всеволожском районе, в EcoCity, что там уже пошел рост спроса на эту недвижимость. То есть люди хотят жить недалеко от Санкт-Петербурга, при этом на свежем воздухе, в современных домах, с хорошей инфраструктурой, и этот запрос явно будет расти, потому что сейчас произошло изменение некоего сознания, что жить в городе – это хорошо. Да, хорошо, но в случае каких-то чрезвычайных ситуаций, по сути, становится тяжело, и за городом гораздо проще и интереснее. Ну, или будет еще один вариант, когда застройщики, девелоперы начнут создавать загород в самом городе, то есть я могу представить, что, если мы приобретем какой-то большой проект, то мы с удовольствием сделаем парк прямо в нем. Это будет во многом замена загородному образу жизни.

Айгуль Абдуллина: А вы уже заметили, кстати, что серьезнее стали подходить к вопросам экологичности отделки, к озеленению, к нормативам этим?

Михаил Гущин: Мне кажется, что этот запрос на рынке уже достаточно давно и по своим проектам мы всегда очень аккуратно относимся к озеленению. Мы берем топовых ландшафтных архитекторов, которые делают европейский продукт. Мое ощущение – я всегда хотел, чтобы в наших проектах, когда туда приходишь, было ощущение маленького, уютного, зеленого европейского дворика, в который ты попадаешь, ты расслабляешься, и это становится своеобразным местом силы для тебя. Поэтому с точки зрения запроса людей на экологичность, на озеленение, на благоустройство, на эстетику окружающего тебя пространства – это очень важная именно эстетика, в том числе и дворы, в том числе и входные группы, квартиры – это запрос есть уже давно. Я думаю, что с учетом текущей ситуации этот запрос на эстетику только усилится. Потому что людям хочется, чтобы, когда они находились дома, еще где-то, их окружали красивые вещи. И мы, собственно, в своих проектах стараемся максимально этому соответствовать.

Айгуль Абдуллина: Это звучит более чем воодушевляюще именно сейчас. Ну что же, я напомню, что сегодня у нас в гостях был заместитель вице-президента группы RBI Михаил Гущин. Программу вела Айгуль Абдуллина. Держитесь курса.

Источник: businessfm.spb.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.