«Даже самые искушенные инвесторы предпочитают хранить свои сбережения в недвижимости»

Гость программы — директор по развитию компании «Л1» Надежда Калашникова

Читайте также
«В России достаточно мощностей, техники и рабочей силы для поддержания основных строек»

«Кризисы и эпидемии проходят, а репутация и отношение наших клиентов к бренду формируются именно сейчас»

Строительная отрасль трансформируется в соответствии с новыми реалиями. Девелоперы все активнее открывают онлайн-магазины квартир, а договоры, в том числе ипотечные, оформляют в сети. Рыночные тренды обозреватель Максим Тихонов обсудил с директором по развитию компании «Л1» Надеждой Калашниковой.

Максим Тихонов: Как вы перестроили свою работу в связи с пандемией, какие процессы пришлось трансформировать в итоге?

Надежда Калашникова: Мы пережили очень много разных кризисов – и внутренних, и внешних, и научились мимикрировать под разные ситуации. Врать не буду, сегодняшняя ситуация отличается от остальных, прочих кризисов. Но, тем не менее, реакция у нас была достаточно быстрая, был создан оперативный штаб, все перешли в закрытый чат, было решено продолжать стройки, а все сервисные службы перевести на дистанционную работу, с соблюдением всех, разумеется, эпидемиологических норм. Тут же, практически, были организованы онлайн-показы квартир и онлайн-продажи. Те, кто раздумывал о покупке квартиры, в марте и в апреле очень активизировались, и эти сделки были совершены уже практически полностью дистанционно. Тут вообще все очень просто: клиент сначала выбирает квартиру на сайте, потом он ее бронирует, вносит залог, мы готовим документы, если нет электронной подписи, значит, готовим документы на электронную подпись дополнительно, все это высылается курьером, все платежи исправно проходили. И онлайн-показы, соответственно, были организованы онлайн-трансляции – поскольку стройка у нас транслируется всегда, добавить к этому такие вот еще специальные показы квартир и по запросам, и просто тех квартир, которые вводятся в продажу. Таким образом, максимально все, что можно было перевести в онлайн, мы перевели в онлайн.

Максим Тихонов: А какие еще процессы в строительной отрасли в итоге могут полностью перейти в онлайн, в том числе, по окончанию пандемии?

Надежда Калашникова: У нас такая отрасль, которую, действительно, очень трудно перевести в онлайн-формат полностью, потому что мы производящая отрасль. Мы не торгуем, не производим биткоины, мы реально строим дома. Поэтому, как я уже сказала, онлайн-продажа, онлайн-показы – да, что касается, может быть, трейд-ин, то, что сейчас только появилось и все больше завоевывает рынок – продать квартиру, в которой ты живешь, и купить новую практически без лишних этапов, сразу переехать в новое жилье – ну, вот это может, скажем так, больше диджитализироваться. Что еще – пожалуй, все, что я перечислила, это уже максимальный набор в нашей сфере, дай бог, если все это будет работать, как следует. Понимаете, нужно же еще, чтобы и поставщики за тобой поспевали, и чтобы Росреестр тоже не опаздывал, и все чиновники, потому что нужно вовремя оформлять разрешительные документы, получать какие-то акты о соответствии и так далее. Если застройщики перейдут на онлайн, а все обслуживающие сервисы, включая государственные, не подтянутся, все равно это работать не будет.

Максим Тихонов: В связи с пандемией коронавируса изменились ли предпочтения петербуржцев, оформляющих сделки с недвижимостью? Какие-то особые интерьеры, размеры недвижимости – что сейчас востребовано в первую очередь?

Надежда Калашникова: Востребована хорошая локация. Потому что сейчас, когда и рубль падает, и с валютами непонятно что, и с фондовым рынком то же самое, искушенные инвесторы предпочитают хранить свои сбережения в недвижимости. Причем, в ликвидной, которую потом можно быстро продать, то есть обратить обратно в деньги.

Максим Тихонов: Коронавирус совпал и с масштабным переходом девелоперов на эскроу-счета – какие сейчас, может быть, необходимо коррективы внести, чтобы стройка не остановилась?

Надежда Калашникова: Почти 70% продолжают строить по старым правилам, и мы приближаемся сейчас к тому, что надо будет переходить на эскроу-счета, получать проектное финансирование, и это еще больше удорожает стоимость квадратного метра, себестоимость. Ну, собственно, и цены как следствие. Но при этом мы понимаем, что предложение вообще сократилось уже на 500 тыс. квадратных метров примерно, мы видим, что покупательская способность тоже падает. То есть это два разнонаправленных вектора, которые грозят рынку серьезным ослаблением. Если говорить о ценах, я, честно говоря, не разделяю оптимизма многих экспертов, которые говорят, что цены будут снижаться. Понимаете, мы же не нефть, мы не модем в минус упасть. Та дельта, которая у нас существовала, мы ее уже практически отыграли именно на проектном финансировании на эскроу-счетах. Это объективно повышает себестоимость квадратного метра примерно на 10%. Импортная составляющая все-таки присутствует в строительных материалах, если мы говорим о комфорт-классе, и тем более о бизнесе, об элит-классе – значит, эта составляющая тоже вырастет. Как мы можем снизить цену? При всем желании мы, к сожалению, не имеем такой технической возможности. Поэтому что дальше будет происходить – дальше будет происходить, действительно, замораживание каких-то новых объектов, будут сокращаться, действительно, предложения на этом рынке, и нас ожидает некоторая стагнация, мягко говоря.

Максим Тихонов: Дефицита не будет недвижимости?

Надежда Калашникова: Вполне возможно будет дефицит, потому что спрос существует. Сейчас будет формироваться отложенный спрос, и не только в связи с пандемией. Самая-то главная опасность в том, что сокращается платежеспособный спрос населения. И когда этот спрос выровняется, мы столкнемся с тем, что будет достаточно серьезный дефицит предложения. А дефицит предложения – это опять рост цен. Я считаю, что сейчас очень хорошее время для покупки. Я не призываю покупать тех людей, у которых неопределенность очень большая, то есть если человек потерял работу, предположим, у него нет денег на первый взнос. Помните, как в 2014-м, и тем более в 2008-м году во время кризисов люди покупали пачками квартиры? Вот это, конечно, авантюра.

Максим Тихонов: Сейчас, справедливости ради, по-моему, без первого взноса уже особо и не дают.

Надежда Калашникова: Вот я как раз хотела сказать, что вот это предложение 6,5% и 20%-й первый взнос – это сейчас невероятно выгодно не только для инвесторов, но и для покупки для себя. То есть если человек все-таки рассматривал квартирный вопрос и у него есть какая-то часть сбережений, потому что понятно, что все пользовались ипотекой практически, очень мало людей, которые покупали – даже инвесторы покупали все-таки частично с ипотекой. И если у вас есть какие-то сбережения, то, конечно, нужно подавать на ипотеку под 6,5%, потому что таких процентов я не помню. И у меня ощущение, что это все-таки какая-то временная история, что дальше процент все-таки будет выше. И пока есть такая возможность, нужно брать, тем более, что, несмотря на то, что инфляция сейчас низкая, мы понимаем, что это искусственный процесс, ее сдерживают. Инфляция вообще может перекрыть процентную ставку в этом случае.

Максим Тихонов: А если мы говорим про потенциальный спрос на ипотеку под 6,5%, уже есть сделки в Петербурге – как вы оцениваете?

Надежда Калашникова: Практически у всех застройщиков увеличилось количество обращений. Это, действительно, мера, которая способна оживить рынок. Если еще будут какие-то конструктивные предложения по снижению ставки, по проектному финансированию, то это будет вообще замечательно. То есть уже президент и правительство дали совершенно очевидные сигналы, что строительство – очень важная бюджетообразующая отрасль и что ее будут поддерживать. И поэтому нужно сказать, что, действительно, недвижимость в этом случае – такая тихая, надежная гавань, где можно переждать все штормы.

Источник: businessfm.spb.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.